Международный клуб ЧеловекИ
 
14 август 2007 00:10   Регистрация   Карта сайта Карта сайта  Подписка Подписка на обновления  Форум    Чат  
 

К вопросу о корнях нейро-лингвистического программирования в психологическом и психотерапевтическом наследии Запада  > Humans.ru  > Мир Человека  > Сообщества  > НЛП  > К вопросу о корнях нейро-лингвистического программирования в психологическом и психотерапевтическом наследии Запада

[Обсуждение]  (1 реплика, 15.09.2004 16:09) [Ссылки по теме]   [Вид для печати]
    

Нейро-лингвистическое программирование возникло в 70-х годах в США как коммерческая практика с мощно действующими техниками (в этой работе затронут только ее психотерапевтический аспект). Потребителю на рынке услуг всегда более или менее безразлична теория метода, который ему предлагают, его запрос - только на результат, на эффект. Потребности в создании основательной теории НЛП просто не возникало. Да и не могло тогда возникнуть: достоинства "товара" определяются его отличием от других, подобных. В теории же, как правило, важна родословная и преемственность. Беда также в том, что написать теоретическое обоснование этому новому направлению психотерапии может только практик. Но последний настолько востребован в своем основном качестве, настолько удовлетворен результатами, что ему недосуг садиться и создавать научные разработки. Были и другие причины.В одном из писем Юнгу Фрейд заявляет: "Я не ученый: я - конкистадор". Нет сомнений, что сочетание качеств верного слуги Ее Величества Науки и отчаянного бойца очень пригодилось создателю психоанализа, чтобы отстоять новый метод и завоевать ему место под солнцем. В этом - судьба любого психотерапевтического направления. Редко когда случается, чтобы, чуть возникнув, оно не декларировало себя, как самое действенное и ультрасовременное и не обвиняло предшествующие ему школы в ветхости, косности и неэффективности. Как видно, это необходимый этап самоутверждения через бунтарство, период неприятия родительских ценностей. Подросток порой искренне убежден, что явился на свет чуть ли не без посторонней помощи и изначально - в линялых джинсах, с длинными волосами и гениальными, никем не понимаемыми идеями. Со стороны же хорошо видно, что нос у мальчика - папин, глаза - мамины, стать - бабушкина, а характер - прадедушкин, если, конечно, верить старому болтуну деду, да пожелтевшим от времени письмам. Но идут годы, и период нигилизма рано или поздно кончается (стареющий хиппи- это уже близко к психопату). Повзрослевший человек начинает, если и не с уважением, то достаточно терпимо относиться к своей семье. У него появляется интерес к корням, узнавание в себе черт предков и понимание, за счет чего, собственно, он крепко стоит на земле.Итак, у НЛП до сих пор нет теории. В 1999 г. в Санкт-Петербурге впервые была проведена общероссийская конференция "Многомерный мир. НЛП: методология и моделирование". Мнения участников, совместными усилиями пытавшихся понять, что же это такое - НЛП, сошлись на определении "язык описания". И это так. Язык НЛП универсален, им можно смоделировать любую человеческую активность. Он предметно не скован рамками школы, а описывает из соседних направлений все то, что эффективно, делая таким образом достижения коллег достоянием "энэлпистов" (как иногда называют себя сторонники метода). Заимствуют и наши коллеги. Одна из тенденций развития психотерапии - "расширение игрового поля", т. е. освоение новых практик, в т.ч. и религиозных, шаманских, а также различных видов искусств. Разница в том, что расширение освоенного пространства для других оборачивается созданием новых методов, а метод НЛП остается в принципе неизменным.С момента его возникновения прошло уже достаточно времени, чтобы школа Гриндера-Бэндлера зажила самостоятельной жизнью, независимой от ее создателей, почтение и уважение к которым, конечно же, сохраняется и сохранится навсегда. В Европе НЛП знают мало, видно, из-за болезненно-снобистского отношения ко всему "американскому". Однако неожиданно бурную и самобытную жизнь метод обрел в России, и сейчас уже с полным основанием можно говорить о "русском НЛП". Наш вариант менее приземлен, прагматичен и, отвечая особенностям менталитета, более мистичен. К тому же именно в России, в силу известных обстоятельств, в последние годы получило развитие такое направление, как НЛП-терапия жертв экстремальных ситуаций, в частности, жертв войны.Параллельно, к сожалению, в нашей стране идет и другой процесс. Вследствие изначально коммерческого характера метода семинары поставлены на поток, и нет органа, отслеживающего, кем и кому выдаются квалификационные сертификаты. Возникло вульгарное НЛП, которое кандидат психологических наук, руководитель московского Центра групповой и семейной терапии Леонид Кроль метко окрестил "психотерапевтическим МакДоналдсом" и которое имеет мало общего с тем, чем заняты профессионалы. Оговорюсь: вульгарное НЛП было здесь упомянуто мной в первый и в последний раз. Речь пойдет только о профессиональном варианте нейро-лингвистического программирования.В описании техник и методик НЛП не всегда можно увидеть ссылки на авторов, кроме, пожалуй, Милтона Эриксона, Вирджинии Сатир, Фредерика Перлза, которые для создателей направления стали первыми объектами моделирования. Однако и эти признанные мастера формировались в определенной научной традиции. Их новации возникали как продолжение или оппозиция идеям прошлого. Прослеживание таких взаимосвязей может помочь нам углубить понимание НЛП и, надеюсь, существенно дополнить курс обучения этому методу, не ограничиваясь простым "натаскиванием на техники".В этой работе сделана попытка хотя бы конспективно проследить истоки идей, а также методик, техник нейро-лингвистического программирования в пространстве западной психологии и психотерапии. Пусть это будет вклад если не в теорию, то в историю НЛП, дающий возможность эскизно проявить генеологическое древо этого направления, которое автор практикует восемь лет. Ну, а не обнаружим какие-то его корни - не беда. Так, профессионалы транзактного анализа верят, что можно просто придумать историю семьи - и для твоих детей эта история станет правдой.Иллюзия как единственная реальность"По мере того, как наши иллюзии покидают нас, время добродушно заменяет их другими" К.Бови"Гораздо легче узнать человека вообще, чем какого-либо человека в частности" Ф.Ларошфуко"Каждый человек отличается от другого и с каждым днем отличается сам от себя" А.Поп Итак, как мы отмечали, в НЛП пока нет своей выстроенное теории, а только - фундамент, сложенный из десятка убеждений (или иначе - пресуппозиций, базовых предположений), достоинство которых - не в "истинности", а в их полезности. В энэлпистском сообществе ими пользуются, чтобы не только объяснять, но - легко менять себя и мир.Последователи Гриндера-Бэндлера, в частности, верят, что: "Карта - это еще не территория" и "Люди разные" (порядок условный, базовые предположения рассматриваются в любой последовательности). Что это значит? Если представить себе идеальную карту для путешествия по городу, то она должна была бы равняться его территории. Это невозможно, да и ни к чему. Для того, чтобы ориентироваться, нам достаточно некого обобщенного представления о городе - его карты. Психика живет по тем же законам. Ограниченные возможности нашего сенсорного аппарата и особенности переработки информации мозгом не позволяют нам вобрать в себя все сведения, приходящие из "реального" мира. Мы имеем дело лишь с отражением его в нашей психике - индивидуальной репрезентативной моделью или "картой", которая далеко не равна окружающей "территории". Как говорил незабвенный Дон Хуан, вокруг человека - кокон, отражающий лишь его самого, а он живет иллюзией, что это и есть мир. И как, в согласии с учителем Кастанеды, говорит сейчас доктор философии из С.-Петербурга, методолог, специалист в области НЛП АлексейВовк: "Объективная реальность есть объективируемая субъектом часть субъективной реальности".Наша ментальная модель формируется с детства при помощи взаимосвязанных процессов - обобщения, опущения и искажения информации. Из внешней среды мы вылавливаем, в основном, то, благодаря чему она поддерживается. Поэтому второе базовое предположение вытекает из первого. 90 процентов времени НЛП-терапевта уходит на изучение внутреннего мира клиента, способов кодирования информации, его бессознательных стратегий вхождения в проблемное состояние и удерживания себя в нем. Лишь когда ясен индивидуальный механизм, нужные изменения можно произвести быстро и безболезненно. Ведь задача - расширить модель мира, нанести на карту человека новые маршруты. А, изменяя его карту, психотерапевт изменяет и саму его реальность.Такова сегодняшняя вера НЛП. Она кажется простой и понятной. Очевидной. Верой, которая когда-то в далеких 70-х озарила отцов-основателей. Однако и это - всего лишь иллюзия"Еще Демокрит задавался вопросом, присущи ли объективно предмету свойства, которые я воспринимаю. Каков цвет голубиной шеи? Ответ зависит от того, с какой стороны на нее посмотреть. Мед, который считается сладким, горек при некоторых болезнях. Истина в ощущениях мне не дана - невозможно пощупать атомы, увидеть пустоту. Истина возникает только в мышлении. Не знание о мире, а представление о нем ведет по жизненному пути. Софисты тоже считали человека мерой всех вещей, но именно потому, что были убеждены: реальность - лишь система доказательств, а доказать можно все, что угодно.Бенедикт Спиноза в середине 17 века полагал, что главное препятствие на пути человека к свободе, как следованию осознанной закономерности, - это его аффекты, которые, с точки зрения нидерландского философа, затуманивают картину мира. А всего через полвека Вильгельм Лейбниц, по сути, пришел к мысли о невозможности всякого познания. Каждая отдельность или монада (а человек, с его точки зрения, - тоже монада, только наделенная способностью к мышлению) - это целая Вселенная, правда, без окон. Она существует по своим законам, наглухо закрытая от мира.Функционалист Уильям Джеймс (США) в начале нашего века уже утверждал: единственное, что дано человеку в опыте, - это поток ощущений, называемый им то "великим, цветущим, жужжащим беспорядком", а то и - "серым, невыразительным, однообразным хаосом". Из этого потока сознание выхватывает сгустки, которые мы называем "вещи". Но вещи выхватываются в соответствии с тем, что устраивает нас в данный момент, - процесс носит активный характер. Вот почему индивидуальные миры муравья, каракатицы и краба различны. Только люди с помощью речи могут договориться между собой о том, что и как называть, могут общаться и описывать свойства вещей.Создатель "второй Венской школы" Альфред Адлер особо подчеркивал мысль об уникальности и неповторимости каждой человеческой личности. Того же мнения придерживаются и гуманистические психологии: поведение направляется не только миром, но и тем, как человек его видит (Карл Роджерс). А близкий к ним психолог Гордон Олпорт предлагает даже рассматривать психологию не как науку об общих законах психики, а о том, что отличает одного человека от другого, - т.е. как науку о ментальных картах, как сказали бы в НЛП."В делах человеческих разбирается не тот, кто больше прожил, а тот, кто больше наблюдал" О.Граф"В лексиконе молодости, который судьба хранит для сообразительной зрелости, нет слова неудача" Э.Булвер-Литтон"Смысл моего сообщения - в той реакции, которую оно вызывает" и "Не существует неудач - есть только обратная связь." Главное, что по поводу этих пресуппозиций нужно заметить: НЛП по сути отказалось от понятия сопротивления клиента, того самого неизбежного сопротивления, которое, по мнению автора книги "Фундаментальная структура психотерапевтического метода", кандидата психологических наук Александра Сосланда, сформировало историю психотерапии считающего, что, если бы не оно, большинства школ просто не возникло бы. Истинная история психотерапии, как научной дисциплины, началась с открытия Зигмундом Фрейдом явления сопротивления. Кстати, это случилось не столько благодаря психоанализу, сколько, напротив, - психоанализ возник оттого, что в директивном гипнозе Фрейд наткнулся на сильнейшее сопротивление. Но и в открытом им "методе свободных ассоциаций" сопротивление клиента все равно не оставляло терапевта. В этой связи вспоминается известный "Случай Доры", которая со скандалом покинула кабинет из-за, по-видимому, неудачной интерпретации выдающимся психоаналитиком ее проблемы. В согласии со сформулированным позже в НЛП предположением "Не существует неудач - есть только обратная связь" (т.е. новый опыт) Фрейд извлек урок из этой своей ошибки. Так возникла концепция закономерного сопротивления клиента любой, даже полезной ему психотерапевтической интервенции, которую с энтузиазмом использовали и близкие психоанализу школы.В НЛП же сопротивление понимают как показатель негибкости коммуникатора (терапевта). "Любой ответ полезен. Сам по себе он, может быть, вам не по нутру, но полученные знания того стоят", - считает НЛП-Тренер, методолог из С.-Петербурга Михаил Гринфельд. При этом само явление, т.е. сам факт противодействия клиента психотерапевту, не подлежит сомнению, но лишь как частный случай - защитная реакция человека на бесцеремонное постороннее вмешательство в его внутренний мир. Энэлписты рассматривают историю психотерапии не как процесс борьбы с "закономерным" сопротивлением, а как процесс постепенного и на сей раз и впрямь закономерного преодоления дефицита мастерства психотерапевтов. Действия профессионала, вооруженного, по словам одного из создателей НЛП Ричарда Бендлера, "ясной эффективной моделью человеческого внутреннего опыта и коммуникации", должны приниматься клиентом легко и естественно. Если это не так, то психотерапевту следует обратить внимание на то, что и, в особенности, как он делает, задуматься о качестве своего арсенала. (Ведь известно, что когда есть только один способ что-то хорошо делать, то можно предположить, что эта работа выполняется недостаточно хорошо.)Суть обсуждаемых пресуппозиций легко понять и на собственном примере. По поводу ситуации, которая воспринимается как неудача, можно задать себе два комплекса вопросов: " а) Что произошло? Кто виноват? Почему это случилось? Какие ограничения у меня появились в результате этой ситуации, чего я стал бояться? " б) Как я узнал об этом результате? Чему я научился благодаря этой ситуации? Какие новые способности и возможности у меня появились? В каких ситуациях в будущем я могу применять эти способности и возможности?Отследив разницу в реакции тела в первом и во втором случае, можно отметить для себя очевидную разницу. А, собственно, правда (или ложь) - и то, и другое, изменен лишь угол зрения. Каждый сам для себя решает, каким образом думать для него полезнее.Позиция особого внимания НЛП-терапевта к реакции клиента, как к камертону терапевтического взаимодействия, а также принципиального отрицания им неудач, расцениваемых всеми последователями метода только как результат недостаточной профессиональной гибкости терапевта и как шанс обрести новый опыт, выдвигает на первый план идею активности клиента, пусть не равноправия, но равноценности участников сессии. Идею особенно важную, если учесть долгий путь, проделанный ею за последнее столетие.По мнению уже упоминавшегося Александра Сосланда, было бы продуктивно проследить историю психотерапии ХХ века с т.з. перераспределения власти между терапевтом и клиентом. В классическом гипнозе - высшая степень диктата первого. Роли распределяются так: всесильный, сверхкомпетентный врач, грозным голосом вещающий, что должен или чего не должен делать слабый, немой и неподвижный пациент. Гипнотические сеансы Ф.А.Месмера, Ж.М.Шарко, Г.Бернгейма" Этим, безусловно, сильнейшим личностям удавалось таким образом исцелять больных, и весьма успешно. Судя по всему, последователям, пытавшимся просто воспроизвести форму, это удавалось меньше. Сопротивление большинства людей насильственному введению в измененное состояние сознания погубило классический гипноз.В результате - переход от директивной терапии к сотрудничеству с клиентом: стимулирование его собственной активности, уменьшение удельного веса терапевта в рамках сессии и, наконец, появление действительного интереса к патологическому симптому (от аллопатической установки на его уничтожение - к гомеопатическому вопросу: а все же зачем он организму нужен?). Фрейд теоретически обосновал, что пациент реагирует на терапевта в процессе работы, что позже позволило аналитикам соотносить с этой реакцией свое поведение. Анна Фрейд признавала: игнорирование психоаналитиком реального часто списывается на сопротивление и перенос, мешая лечению. Венгры Шандор Ференци и Майкл Балинт внесли дальнейшее потепление в отношения "терапевт-клиент", отойдя от образа т.н. нейтрального интерпретатора. Балинт утверждал, что если одобрение и поощрение не воспринимаются пациентом, как сексуальное заигрывание, то аналитику вовсе не возбраняется проявлять свои эмоции. А современный английский аналитик Питер Фонеги уже всегда принимает агрессию оппонента на свой счет: "Если жена на меня сердится, значит, я сделал что-то не то". Если же сердится пациент, он говорит ему: "Видимо, я совершил ошибку, и вот вы сердитесь". А его коллега из Австрии Отто-Фридрих Кернберг в этом случае заметил бы: "Я вижу, что вы думаете, что я сделал ошибку, и поэтому сердитесь". Оба они соотносят свою терапевтическую тактику с реакцией пациента, только второй, как патриот классической школы, апеллирует к разуму, а первый - к чувствам пациента, подтверждая ему, как ребенку, реальность его внутреннего мира."Иногда удар не попадает в цель, но намерение не может промахнуться" Ж.Ж.Руссо"В любом поведении есть позитивное намерение", "Бессознательное всегда осуществляет наилучший выбор из того, чем располагает на данный момент".Если более пространно сформулировать, что стоит за этими пресуппозициями, то получится примерно следующее. Как бы ни вел себя наш клиент (а к поведению в НЛП относят и эмоции, и болезни) - он всегда бессознательно стремится к лучшему для себя. Нам, психотерапевтам, необходимо различать это: поведение может быть деструктивным, но намерение, лежащее в основе, - позитивно. Просто способ его реализации, если оценивать со стороны, не совсем удачный, - однако (и это важно!) наилучший из того, что знает сегодня бессознательное этого человека. Жена может кричать на мужа и бить посуду, а ее глубинное намерение при этом будет - показать, насколько ее волнует то, что происходит между ними, и как, в конечном счете, она его любит. Поймет ли это муж? Кто знает" Но кричит и бьет посуду эта женщина мастерски.Мы все делаем идеально, даже если это нас губит: скандалим или прячемся от семейных передряг за работой, заливаем проблемы спиртным и, обиженные на весь белый свет, тихо умираем на больничной койке" Беда лишь в том, как считает уже упоминавшийся Михаил Гринфельд, что "нужные ресурсы просто не оказываются в нужное время в нужном месте". Причины такого выбора - в глубоком детстве, когда закладывалась модель мира. Скажем, ребенок знал, что, если он заболевает, то ему обеспечены особое внимание и любовь окружающих, и он не пойдет в садик, будет спать, сколько хочет, и смотреть по телевизору интересные передачи. С тех давних пор многое изменилось, но на уровне бессознательного связь между болезнью и тем хорошим, что она дает, остается. И человек упорно продолжает использовать формы поведения, которые, возможно, были адекватные в детстве, но стали неадекватными во взрослом возрасте.В задачи НЛП-терапевта входит помочь бессознательному клиента обрести иные варианты реализации позитивного намерения, и тогда оно в дальнейшем автоматически осуществит выбор более эффективного и приемлемого поведения, чем то, что было прежде. А в то, что помощь возможна, что она придет в нужное время и, бесспорно, будет принята стремящимся к лучшему клиентом, энэлписты просто верят.Вот, собственно, такова суть этих, на первый взгляд, революционных базовых предположений. Однако, исследуя корни генеологического древа НЛП, еще в ХУ111 веке мы обнаружим учение Жана-Жака Руссо, который тоже верил: человек - существо изначально нравственное, и исповедовал принцип "природосообразности" - каждый должен соответствовать своей природе, и не надо мешать ему в этом.Если же вспомнить о наших непосредственных предшественниках, то даже и психоаналитики, несмотря на идею классика о врожденной агрессивности человека, которую с трудом сдерживает сила его "Я", в лице Хайнца Кохута уже согласились: изначально человек добр, зло же возникает только как реакция на трудное детство. А наиболее яркие воспитанники психоаналитической школы пошли еще дальше. Юнг считал: проявления Тени человека - это взывание его бессознательного, указывающего путь, по какому следовать, чтобы стать завершенным, совершенным. Когда мы принимаем импульсы бессознательного, мы расширяем свое сознание, и "я" постепенно приближается к Самости - Богу и Его образу внутри каждого из нас. Обращаясь к молитве, человек вступает в беседу в том числе и с самим собой. Юнг определял невроз как следствие остановки в процессе развития, неудачной попытки гармонизации сознательного и бессознательного, односторонности личности (чем более мы рациональны, тем меньше контролируем эмоциональную сферу). Невроз -попытка излечиться. Это примитивизация, уход в регрессию для того, чтобы что-то исправить. Средством лечения у Юнга, как и у Фрейда, остается интерпретация. Но одной только рациональной интерпретации, по его мнению, недостаточно. В фокусе психотерапии - переживание клиента, и нужно не избавляться от переживания через рационализацию, а прочесть послание этого переживания.Альфред Адлер вводит в психологию понятие социального интереса - некоего врожденного качества сопричастности человечеству, готовности к сотрудничеству с ним. Каждый из нас по своей природе социален, стремится быть с другими. К концу жизни Адлер пришел к мысли об общей для всех потребности в совершенствовании. Его волновала "таинственная творческая сила жизни", он ввел понятие "креативное "я", которое ведет человека в сторону идеала.Гуманистические психологи тоже исходят из веры, что человек по природе добр или, во всяком случае, нейтрален. В противовес психоаналитической схеме, где роль общества состоит в контроле его агрессивных наклонностей, они утверждают: асоциальность и агрессивность - результат воздействия именно самого общества, препятствующего развитию индивида. По Абрахаму Маслоу, сдерживая реализацию первичных потребностей человека, оно тормозит тем самым его самоактуализацию. Карл Роджерс, один из наиболее ярких представителей своей школы, не сомневался, что в каждом из нас есть позитивные тенденции, и постулировал наличие тенденции актуализации как главной из них. Но, в отличие от А.Маслоу, он считал, что эта тенденция реализуется в живом организме с самого момента рождения (а не после удовлетворения первичных потребностей). Тенденция актуализации - могучая бессознательная тяга к росту, усложнению поведения, дифференциации. Остальные потребности только обслуживают эту. Мы питаемся не для того, чтобы есть, а чтобы развиваться. Эта сила действует, независимо от препятствий. Психотерапевт должен создать условия, чтобы клиент не боялся быть тем, что он есть по своей сути, чтобы все ближе приближался к своему истинному позитивному началу.НЛП к этому добавляет: если человек действительно хочет измениться, и если цель поставлена грамотно, то мозг выполняет ее автоматически. В любом намерении уже заложена энергия для его осуществления. Иногда достаточно просто правильно и живо сформировать результат в своем воображении, чтобы достичь его в нужные сроки и с минимальным вложением сил. В самом человеческом существе скрыты колоссальные ресурсы для всех нужных изменений, и роль НЛП-терапевта в общем-то состоит только в том, чтобы открыть к ним доступ и научить клиента эффективно этими ресурсами пользоваться."Наблюдайте за вашим телом, если хотите, чтобы ваш ум работал правильно" Р.Декарт"Чем слабее тело, тем больше оно властвует, чем оно сильнее, тем больше повинуется" Ж.Ж.Руссо"Сознание и тело - части одной (кибернетической) системы". Почему основателям НЛП полюбилось говорить именно "кибернетической" - не знаю, но смысл этого убеждения достаточно ясен и, подозреваю, был ясен еще очень и очень дальним нашим предкам, миропонимание которых попросту не ведало разделения на душу и тело.А первыми их противопоставили древние греки. "Плотин стыдился, что у него есть тело", - так начинает свою книгу биограф видного идеолога неоплатонизма. Противопоставление двух ипостасей человека есть и в некоторых богословских сочинениях. Французский философ Рене Декарт утверждал, что сознание и тело - две разные субстанции (но, правда, до конца не смог остаться последовательным в этом утверждении). Однако именно с его "легкой руки" и двести лет спустя ученые изучали душу отдельно от тела. Предметом науки о человеке стало сознание, а методом - специально организованное наблюдение за своим внутренним миром или интроспекция. Интересно, что и смерть великого ученого оказалась изоморфной его теории о разделенности разумного и телесного: гроб, в котором покойного Декарта должны были перевезти из Швеции во Францию, сделали слишком коротким - поэтому его голова поехала на родину отдельно от тела"Спиноза попытался преодолеть вырытую предшественниками пропасть между душой и телом. Он верил: есть одна единая субстанция - природа или "натура", и у нее - два свойства. Мышление есть одно из них, следовательно, натура одушевлена. В своей "Этике" философ обосновывает нравственность через законы мироздания. 350 лет назад он утверждал, что связь и порядок идей те же, что связь и порядок вещей. Человеческая душа подобна миру, и в этом состоит "принцип уподобления". Одинаково полезно и, в принципе, неважно, что изучать, - тело или душу, один или другой модус единой природы.Следующий период истории, который мы выделяем, как этапный, начинается через целых два с половиной столетия. Недооцененный как современниками, так и потомками французский психолог и психиатр Пьер Жане, сосредоточившись уже на решении более практических задач, первым установил факт взаимосвязи психики и физического движения. Даже элементарные ощущения включают в себя движение, - утверждал он. Желание - начало активации, восприятие - акт действия, а чувства - регуляторы действия. Сама же психология - наука о человеческих действиях.Однако поистине "весомо, грубо, зримо" телесность вошла в психотерапию с Вильгельмом Райхом. Именно его можно назвать вдохновителем обсуждаемой нами пресуппозиции НЛП. Сознание и тело, по Райху, - части одной системы. Телесные блоки, зажимы (мускульный панцирь) сдерживают наши чувства и эмоции. Психику можно и нужно лечить через тело.Холистическая модель Вильгельма Райха дала возможность диагностировать психику через тело, а иногда, выслушав монолог клиента, делать предположения о его физическом состоянии и, в частности, о том, какие соматические заболевания у него есть или могут возникнуть. Идея единства сознания и тела вплотную подводит к возможности калибровки, отслеживанию изменений в состоянии клиента через его едва заметные телесные проявления. А мысль Жане о единстве психики и движения позволила Райху разработать методы лечения сознания с помощью воздействий на тело. В НЛП, которое интегрировало в себя некоторые достижения школы телесной терапии, тестом завершенности психотерапевтического процесса являются как раз телесные ощущения клиента, применяется работа с телесной метафорой, имеются и техники, подразумевающие проработку проблемы через тело (например, "Походка могущества").После основоположника телесной терапии физиология преподносится в разных школах уже как особая реальность. Всеми признается, что в ней идут параллельные сознанию процессы. Учение о теле, как о симметричном психике мире-индикаторе, в котором отражаются процессы личностной и социальной природы, встраивается в науку о душе. Вслед за Райхом Фредерик Перлз выдвигает идею психофизического холизма, подчеркивая, что тело не менее красноречиво, чем речь, и к нему терапевту необходимо быть особо внимательным. А принцип изоморфизма Курта Левина уже обосновывается постулатом принципиального тождества физических и психических закономерностей.Нейро-лингвистическое программирование не только восприняло это учение в полном объеме (факт в том, что гештальт-терапия стала одним из источников НЛП), но и дала ему новое развитие. Наши энэлписты исходят из безусловного приоритета невербальной коммуникации. "Тело говорит постоянно, слова же - только один из возможных, но не самых важных способов общения". На этом убеждении основаны такие центральные требования НЛП-терапии к самому терапевту, как калибровка, т.е. самонастройка на улавливание мельчайших невербальных реакций клиента для оценки его состояния, и раппорт - совокупность специальных приемов, рождающих в клиенте чувство подсознательного доверия к психологу. Многие техники строятся на том, что индивидуальная модель мира репрезентирована во всем теле человека. Затор в какой-то его части соответствует затору в сознании, и наоборот, - значит, работая с сознанием, мы изменяем тело, а работая с телом, мы изменяем сознание."Опыт - дитя мысли, а мысль - дитя действия" Б.Дизраэли"Опыт - это не то, что происходит с человеком, а то, что человек делает с тем, что с ним происходит" О.Хаксли"Весь наш опыт закодирован в нас в виде образов, звуков и ощущений". В отличие от Платона с его "миром идей", идей вечных и неизменных, английский эмпирик Джон Локк в 17-18 в. утверждает, что все идеи приходят из опыта. Именно опыт пишет на чистом листе человеческой психики свои письмена. Опыт двояк: с одной стороны, - это опыт ощущений и осознавания простых идей, а с другой - это опыт рефлексии, видения себя со стороны, самоотражения. Опыт "складируется" в сознании в виде идей, поэтому ассоциация по Локку - это связь между ними, когда актуализация одной приводит к актуализации другой. Со стихийными ассоциациями надо бороться, поскольку процесс этот не контролируется человеком, и стараться порождать уже осознанные пучки ассоциаций, иные способы мышления. (Более чем два с половиной столетия спустя один из основателей НЛП Ричард Бендлер назовет свою книгу "Используйте свой мозг для изменений").Локк и особенно родившийся через год после его смерти его соотечественник Дэвид Гартли дали начало новому направлению философии - "ассоцианизму", что позже породил ассоциативную психологию 19 в., приверженцы которой верили, что душу надо понимать, как сознание, сознание состоит из элементов, элементы носят чувственный характер.В нашем веке ассоциативная психология нашла своеобразное продолжение в бихевиоризме, из которого в свою очередь немало почерпнуло НЛП. Популярные техники якорения, если считать якорь невербальным сообщением бессознательному клиента, восходят к идеям ранних бихевиористов Дж.Уотсона и Э.Ли Торндайка о классическом обусловливании и контробусловливании. А бихевиористу Фредерику Скиннеру принадлежит принятая нами идея о позитивном (связанным с введением в ситуацию новых элементов) подкреплении и оперантном научении. Бихевиоральная психотерапия подарила НЛП также приемы научения через наблюдение (Альберт Бандура), а также идею моделирования через наблюдение (на этом строятся техники НЛП "Генератор нового поведения, работа с метафорой и пр.).Что же касается гештальт-терапии, которую энэлписты считают предтечей НЛП, то она, пожалуй, первой сделала шаг от описания человеческого опыта в виде идей к описанию его в виде образов, звуков и ощущений. Психически стабильный человек выделяет в ситуации нечто самое для себя главное - фигуру, воспринимая остальное как фон (описание опыта - в образах и звуках). Особенности же психики невротика не позволяют провести такую дифференциацию, ему трудно понять, что есть фигура, т.к. для него их возникает сразу слишком много (описание опыта - в образах и звуках). В результате граница контакта с ситуацией размывается, и хаотичная, неосознанная а, возможно, и травмирующая информация вторгается во внутренний мир человека (описание опыта - в ощущениях).Энэлписты развили и уточнили эту модель. Они убеждены: существует некое знание внутри нас о том, что важно, а что не имеет значения, что приятно, а что неприятно. Это знание - предыдущий жизненный опыт, кодируемый в психике не в виде оформленных идей-умозаключений, а в виде образов, звуков и ощущений, именуемых "модальностями", которые и задают характер любой эмоции, любого переживания человека. При этом структура и последовательность модальностей при воспоминании о приятном событии будет иной, чем в мыслях о неприятном. Иначе говоря, запись различного опыта в бессознательном различна, что дает возможность, воздействуя на этот код (скажем, замещая с помощью техник одни образы, звуки и ощущения на другие), менять отношение клиента к событиям его жизни, а, значит, и менять сам его опыт. Естественно, в профессиональном НЛП ко всем изменениям принято подходить осторожно, соблюдая экологию и обязательно прорабатывая позитивные намерения конкретного поведения. Очевидно, что если меняется часть системы - меняется и вся система в целом, а, следовательно, обратным ходом, - и каждая ее часть. Вот почему прежде, чем начать действовать, НЛП-терапевт подумает вместе с клиентом, нужны ли изменения вообще.Базовые предположения "У каждого из нас всегда есть все необходимое для изменений" и "Вселенная, в которой мы живем, - сфера дружественная" имеют более философско-теологические, чем психологические корни, и исследование их - отдельная тема. Но, тем не менее, нельзя опять не вспомнить Вильгельма Лейбница, утверждавшего, что Бог допустил зло только для того, чтобы показать добро, создав совершеннейший из всех возможных миров.Мастер и его инструментыА теперь хотелось бы подробнее вспомнить о теории и практике психотерапии прошлого, которые дали толчок развитию конкретных подходов и техник НЛП.Самым древним психотерапевтическим методом, эффективно используемым и по сей день, являются миф и метафора. В книге французского исследователя Клода Леви-Стросса описывается "лечебный сеанс", проводимый колдуном в индейском племени. Женщина не может разродиться и истекает кровью. Колдун знает причину: душа ее матки Муу вышла из повиновения Пурбе, силе, которая гармонизирует весь организм. На глазах у больной колдун изготовляет себе глиняных помощников. Они должны отправиться в путешествие по телу женщины, сразиться с Муу и буквально заставить ее повиноваться Пурбе. Колдун подробно вслух описывает это опасное и героическое путешествие глиняных человечков, во время которого тело пациентки превращается уже в некий мир, космическое пространство. Помощники сразились с Муу и отправились в обратный путь. Они выходят по четверо (образ расширения), и вместе с ними" рождается ребенок. Здесь мы видим яркий пример метафорической работы с телом через взаимодействие с частями личности в измененном состоянии сознания.Началом собственно психотерапии принято считать деятельность французского гипнолога эпохи Людовика ХУ1 Франца Антона Месмера, полагавшего, что открыл мощнейшую силу внутри человека - животный магнетизм. В его время при помощи магнитов пытались лечить многие заболевания. Месмер же верил в существование внутренних магнетических сил, которыми можно управлять. Лечение начиналось с ритуалов, вводящих больных в измененное состояние сознания. И в этом состоянии врач транслировал больному свой "флюид", часто - опосредованно, прикосновением к нему "заряженным" предметом. У больного возникало чувство движения флюида, фантазии, психический криз, что обычно вело к излечению, поскольку сам терапевт был убежден: доведенная до пика болезнь непременно уходит.По поводу опытов Месмера была создана специальная комиссия из известных и сегодня личностей - Франклина, Лавуазье и Гильотена, - вынесшая убийственный вердикт: лечит не "флюид", больных исцеляет их воображение. Месмера обвинили в аморальности за использование" своей мужской привлекательности и выслали из страны. Но таким образом впервые в истории целительства получила официальную оценку огромная роль отношения больного к врачу, которое впоследствии назвали "раппорт" и которое сегодня особенно широко используется в НЛП. Между прочим, и ныне по поводу ни одной из психотерапевтических школ нельзя с уверенностью сказать, отчего выздоравливает клиент - от метафоры целителя или от собственного "воображения". Думается, и от того, и от другого - главное, сумел ли психотерапевт помочь клиенту поверить в метафору и стимулировать его "воображение" до такой степени, чтобы тот выздоровел.Миф и метафора - чрезвычайно сильные средства лечения. Что такое по своей сути прародина всех современных психотерапевтических учений - психоанализ? Или когнитивно-бихевеоральная терапия? Или гештальт-терапия? Или НЛП? Те же мифы, в которые больной верит и исцеляется. Любой психотерапевт, описывая себе или человеку его состояние, оперирует не научным инструментарием, а метафорой. Успешная терапия - это, как считают в НЛП, замена не очень полезной метафоры на другую, более полезную. Милтон Эриксон всего лишь рассказывал своим больным нужные им истории - и сам стал легендой.Локк и Гартли, предтечи ассоциативной психологии, выдвинули, как минимум, два ценных для современности положения - об ассоциации идей (которые сегодня пресуппозиция НЛП разложила на "кирпичики" образов, звуков и ощущений) и о возможности целенаправленно, осознанно создавать новые ассоциативные связи или новые способы мышления. Что же касается представлений ассоцианистской теории о чувственном характере элементов сознания, то уже в начале нынешнего века они подверглись массированной атаке возникшей в Германии "Вюрцбургской школы" во главе с Освальдом Кюльпе. По мнению немецких психологов, ощущения и даже представления выполняют в мышлении только вспомогательную, побочную роль. Наши ассоциации определяются не характером существующих в сознании идей, а "детерминирующей тенденцией" - присутствующей в нем особой психологической установкой, целью или задачей, которая и направляет течение мысли. (Думается, не без влияния этой концепции Курт Левин позже опишет один из вариантов "полевого поведения": как поведение, формирующееся, ясно, под воздействием окружающих предметов, но с активным участием человека - согласно его целям и потребностям. Похожие мысли о роли целеполагания высказывали также Жане и Адлер. Вообще, сегодня многие школы, в т.ч. и НЛП, признают, что человек определяется не только своим прошлым, но и своим будущим)."Вюрцбургская школа", унаследовавшая у ассоцианистской теории основной инструментальный метод - интроспекцию, и усовершенствовавшая его, превратив в "экспериментальную интроспекцию", исповедовала мышление как особый вид духовной активности, не связанный с речью, чувствами и конкретным опытом. За это ее в свою очередь резко критиковал известный психолог, физиолог и философ Вильгельм Вундт, вошедший в историю как основатель первой в мире лаборатории экспериментальной психологии и автор фундаментального 10-томного сочинения "Психология народов". Вундт считал, что высшие психические процессы должны изучаться не интроспективно, самонаблюдением, а с помощью исследования мифов, обрядов, религиозных представлений, языка людей и продуктов их труда. Несмотря на справедливость (если забыть о резкости) этого суждения, близкий к Вюрцбургской школе Отто Зельц все же занялся структурой операций мышления независимо от его содержания - и многие нынешние компьютерные разработки, а также техники НЛП были созданы на пути, открытом немецким психологом.Прагматизм и функционализм Уильяма Джеймса тоже естественно вошли в модель мира НЛП. Джеймса интересовало не столько устройство сознания, сколько - для чего оно существует и как действует. Сознание по Джеймсу, как уже отмечалось, активно. Из потока бытия оно выделяет те картинки (звуки, ощущения), которые на данный момент человека устраивают, зачем-то ему потребны. Проблема - это несоответствие моей картинки тому, что мне необходимо. Интеллект, который отличает человека от животного, позволяет видеть эти проблемы (несоответствия) и выбирать средства для их решения.Лошади психотерапии"Лошадь думает об одном, а всадник - о другом" Д.РейИнтересные метаморфозы претерпела в истории концепция бессознательного - стержневого понятия, с которой работают в НЛП. Прежде всего, тут надо вспомнить, что впервые заговорил о бессознательном не Зигмунд Фрейд. И триста лет назад Лейбниц замечал: не все движения души осознаются, - говоря в этой связи о "малых перцепциях". Брейер, Льебо, Бернгейм, Шарко считали факт существования того, что нами не осознается, очевидным. А Жане, строго говоря, мог претендовать на первое описание феномена бессознательного - в случае Марии из "Психического автоматизма". (Вообще, этот ученый замечал, что у Фрейда есть два рода идей: одни украдены у него, Жане, а другие - неверные, поэтому аналитик наотрез отказывался его видеть). Тем не менее, не подлежит сомнению заслуга создателя психоанализа в том, что он описал динамические связи между сознательным и бессознательным. Он также первым озвучил и развил представление о бессознательном, как о вместилище влечений и вытесненных воспоминаний, неком энергетическом резервуаре.Взаимоотношения сознания и бессознательного З.Фрейд пояснял метафорой взаимоотношений всадника и лошади. Правда, наездник его производит довольно беспомощное впечатление, т.к. лошадь, бессознательное, малоуправляема. Вообще, образ лошадей периодически возникает в истории философии и психологии. Здесь можно вспомнить знаменитую метафору Платона о противоречии в человеческой душе между возвышенными страстями и низменными вожделениями - колесницу, запряженную крылатыми жеребцами, черным и белым, которые тащат ее в разные стороны. Судьба колесницы зависит от ее возничего. А возничий - это наш разум, овладевающий страстями и вожделениями. В НЛП тоже есть и своя лошадь, и свой наездник, и отношения между ними. Впервые она появляется в культовой истории о Милтоне Эриксоне, психотерапевте, с детства страдавшем полиомиелитом, который как-то сумел вернуть заблудившуюся лошадь ее хозяину, хотя адреса того и не знал. М.Эриксон не сомневался: лошадь знает свой дом. Если она сбивается с пути, нужно мягко, но упорно выводить ее на дорогу и просто следовать по пятам. Иначе говоря, в НЛП бессознательное не демонизируется, однако за ним признается мощнейший потенциал. Основной вариант его верного использования - "следовать за лошадью", доверять бессознательному, - продемонстрировал Эриксон.Но есть и иной вариант, тоже весьма распространенный. Продолжая сравнение, заметим: лошадь - животное, обладающее большой силой и интуицией, но не всегда способное под седлом само выбрать правильное направление. Ей назначено быть управляемой всадником. Если он плох, она будет вытворять, что заблагорассудится, а станет ей мешать - найдет способ сбросить своего седока, ведь изначально лошадь несравненно его сильнее. Когда же наездник хорош - счастливы оба. Человек знает, куда едет, и направляет ее мягко и уверенно. Лошадь чувствует это и с готовностью следует командам, потому что под хорошим началом ощущает себя в безопасности. Если у Фрейда "Я" - это сила, которая пытается обуздать своевольное "Оно", то в НЛП сознание (и сознание терапевта прежде всего) - это сила направляющая и управляющая.Работа множества психотерапевтических направлений, в том числе и НЛП, с конфликтными частями личности тоже имеет свои корни в психоаналитическом наследии. В процессе осознания бессознательного путем анализа сновидений и ассоциаций распознаются дериваты "Я", "Сверх-Я" и "Оно", а также конфликты между ними, и находится итоговый компромисс. Согласно Фрейду, части личности стремятся к самоутверждению за счет других ее частей, и отношения между ними описываются в чисто боевых терминах - "подавление", "вытеснение", "Я" должно встать на место "Оно"" Не считая ритуалов колдунов в индейских племенах (о которых мы пока мало что знаем) и платоновской метафоры о колеснице, в новейшей психотерапии это первый опыт работы с частями личности, попытка, по крайней мере, довести ситуацию до их перемирия или нейтралитета.Карл-Густав Юнг, стажируясь у Жане, позаимствовал у него идею комплексов (хотя сам Жане этого термина не использовал). Комплексы по Юнгу - это связанные внутренней логикой системы убеждений и переживаний, которые - "отщепляясь" от личности, - образуют в бессознательном как бы другие личности. Комплексы имеют направленность, устремления, цели, которых человек не знает и в силу этого влиять на них не может. В своем развитии эти части проходят разные стадии, вступают в контакт (или в конфликт) с другими людьми или частями, занимают то большее, то меньшее место в нашей жизни, иной раз даже захватывают власть над индивидом. Каждый комплекс формируется вокруг особого ядра - образа матери и др. Сменяя друг друга, они заставляют нас поступать противоречиво, во вред себе и другим. В этом проявляется наша "нецелостность". Целительство - возвращение целостности человеку. Юнг определяет психотерапию как исцеление души и исцеление душой. Известно и другое его определение: психотерапия - совместное странствие, когда клиент ищет себя, а терапевт выступает, как поводырь. Не то, чтобы он досконально знал местность, но он умеет ориентироваться на любой местности. С этими словами в НЛП согласятся многие. (Но нам ближе метафора не столько странствия, сколько - путешествия к заранее намеченной цели, которое совершает клиент, а терапевт его сопровождает, "подстраховывает" и отвечает за его безопасность в течение всего путешествия.) Психотехника Юнга структурно состоит в создании символа в виде какого-то образа, потом - вступлении в диалог, конфронтацию с этим символом, а затем - в обучении взаимодействию с ним. Таким путем выстраиваются отношения нашего сознания с Персоной, Тенью, Анима и Анимус, Самостью.Тема конфликтных частей личности чрезвычайно востребована последующей психотерапевтической практикой. В НЛП-терапии, в частности, принят в основном функциональный способ задания частей: определенная часть личности связывается с определенной функцией. Нам не так важно, когда она возникла - после рождения человека (по теории Фрейда) или в момент сотворения мира (по теории Юнга), как то, что в контексте проблемы конкретная часть отвечает за беспокоящее человека поведение, а некая другая - за его творческое состояние (техника "Шестишаговый рефрейминг". Терапевт здесь должен, проработав с клиентом позитивное намерение проблемной части (например, в технике "Путешествие к глубинному ядру"), помочь ей найти, возможно, в сотрудничестве с другими частями, еще более эффективные способы поведения, удовлетворяющие ее позитивное намерение. Обращение к части - один из способов преодоления сопротивления клиента: ведь подразумевается, что за определенное поведение несет ответственность не сам клиент, а всего лишь одна из частей его личности. А к отдельным частям можно применять уже самые разные стратегии - от перемещения из одной сферы психотерапевтического пространства в другую до "групповой терапии" между ними. Подобные приемы часто практикуют в психодраме, гештальттерапии, психосинтезе. Например - отождествление или разотождествление клиента с какой-то частью его личности. Над человеком властно то, с чем он составляет одно целое (субъект), и ему подвластно отделенное от него (объект). В НЛП на этом принципе основаны техники "Путешествие к глубинному ядру", "Интеграция конфликтных частей личности", "Шестишаговый рефрейминг", "Чартинг, или картография частей личности" и др.В интерпретации свободных ассоциаций, взятой на вооружение аналитиками первой половины века, можно рассмотреть и начальные опыты принятого сегодня в НЛП "рефрейминга", т.е. изменения отношения клиента к проблеме путем придания ей иного значения или помещения в иной смысловой контекст. Так, кошмарный сон - это "проявление скрытых желаний клиента, требующих осознания". А осознанию в психоанализе, приписывается целебная сила. Примеры блестящего рефрейминга мы найдем и у Юнга - хотя бы его взгляд на невроз, как на попытку самоизлечения! Невроз по Юнгу - это уход в возрастную регрессию, чтобы что-то исправить в своем прошлом. На этой идее строится сейчас такая важная техника НЛП, как "Изменение личностной истории", которая позволяет проработать и свежий проблемный эпизод, и ранние детские травмы.Также продуктивна и другая идея, заимствованная НЛП из психоанализа, - об использовании освобожденной энергии, прежде вовлеченной в конфликт (симптом представляется, как заблокированная энергия, которую освобождают и используют во благо). Кроме того, после Пьера Жане, который как-то, анализируя речь клиента, высказал новаторскую мысль, что соединение слов в предложении - прямой аналог практического действия, т.е. структура поведения клиента изоморфна структуре его речи, Зигмунд Фрейд обратил внимание на лингвистические "маркеры" личности, проявляющиеся в форме оговорок и описок. Эти и другие наблюдения выдающихся психологов, давшие начало психолингвистике, позволяют теперь нашему терапевту отслеживать мета-модельные нарушения в речи, предоставляя в его распоряжение первичную информацию об особенностях модели мира клиента.Наконец, Фрейд подчеркнул важность целенаправленного формирования связи между психотерапевтом и больным. Такие специфические отношения возникали и у Месмера с его пациентами. В психиатрии Х1Х века, особо типичным проявлением которой был гипноз, уже употреблялось слово "раппорт", но еще не осознавалась необходимость целевых усилий со стороны врача, чтобы установить эмоционально заряженные отношения с пациентом. Основатель психоанализа откровенно заявил: первейшая задача - привязать больного к терапии и к личности врача. Правда, он относил эту "привязку" к эффекту переноса. Но научная мысль идет вперед, и уже не в психоаналитической традиции, а в нейро-лингвистическом программировании были разработаны специальные приемы входа в раппорт, которые чисто технически позволяют терапевту вызвать к себе доверие клиента на бессознательном уровне.Работа с будущим. Первым в новейшей истории психологии об этом заговорил все тот же Пьер Жане, провозгласивший, что наша личность - творение общества и не является тем, что мы есть, но тем, что мы еще сделаем и на что способны. Адлер, в свою очередь, заявил, что каждый из нас определяется не только своим прошлым (как считал и до сих пор считает психоанализ), но и своим будущим. Цели человека так же уникальны и неповторимы, как и он сам. И они направляют его, ибо человек - целенаправлен. Адлер вводит понятие "апперцептивных схем" - определенных неосознаваемых нами установок по отношению к жизни. Психотерапия в одно и то же время ведется с целями индивида и его апперцептивными схемами. В отличие от нейтрального Фрейда, Адлер - не только психолог, но и во многом моралист (здесь, конечно, сыграли роль его теплые отношения с социал-демократами). "Человек - изначально социален, и в нем есть врожденный социальный интерес", "Человек - строитель своего будущего"" По-видимому, именно с Адлером в НЛП входит идея об определении бытия человека его будущим, которая предполагает изначальную активность личности. Будущее, которое мы для себя мыслим, предопределяет наше существование здесь и сейчас. С пониманием этого можно уже подходить к технике НЛП "Хорошо сформированный результат" не только в рамках чувственного опыта, но и на логическом уровне убеждений. А это в свою очередь вполне согласуется с тревогой неоадлерианки Карен Хорни, находящей главную проблему современности не в конфликте желания и запрета (точка зрения аналитиков), а в неопределенности: человек сам не знает, чего хочет" Научить его грамотно ставить перед собой цель и уметь переформировывать негативные желания в позитивные - одно из направлений НЛП-терапии сегодня.Тема человека как творца, активно меняющего ситуацию, присутствует и у отца психодрамы Якоба Морено, который не воспринимает мир как нечто завершенное. Акт творения продолжается, и у человека здесь - особая миссия. Одна из ипостасей Бога, по Морено, - это "Я-Бог": вместе с Ним, вселенским Источником творчества, я продолжаю линию созидания. Вот почему наиболее часто встречающийся невроз - "невроз креативности", когда человек лишен спонтанности, творчества. Психодрама - способ пробуждения креативности, причем, настолько очевидный, что энэлписты заимствовали из психодраматического наследия целыми блоками: в НЛП-терапии обязательно присутствие элементов ролевой игры, момента спонтанности, не говоря уже о техниках со стульями, прямо взятыми у Морено."Горе людям, не знающим смысла своей жизни" Б.Паскаль"Давайте жить так, чтоб даже гробовщик оплакивал нашу кончину" Марк ТвенВиктор Франкл, создатель "третьей Венской школы", полагал, что проблемы личности всегда соотносятся с ее эпохой. Что было нетипично во времена Фрейда, стало типичным в период и после Второй мировой войны. В.Франкл провозгласил вопрос о смысле жизни одним из центральных в середине 20 столетия. Ему вторили экзистенциалисты и экзистенциальные психологи (на особенно трагической ноте - в Европе, и более оптимистической - в Америке). Как писал экзистенциальный философ Мартин Хайдегер в своей книге "Бытие и время", человек - это "бытие-в мире". Осознание неповторимости своей смерти позволяет ему осознать уникальность своей жизни и отделить себя от толпы. Отсюда - осознание своего уникального призвания, которое индивид может выполнить или нет. Отсюда же вытекает тема личной ответственности, зависимости мира от моего присутствия: то, каким этот мир будет, зависит от того, как я проживу отведенный мне конечный отрезок времени. Взявшему на себя эту ответственность открывается мир, по словам Марселя Пруста, "полный жестокости и очарования". Любой симптом или проблема имеют экзистенциальное выражение. Соответственно и психотерапия подразумевает их проработку до самых глубинных уровней. Задача терапевта соответственно- вывести клиента на одну из четырех вершин: страх смерти, ощущение бессмысленности жизни, избегание ответственности или страх одиночества (упрощенный вариант Ирвина Ялома). Экзистенциальные терапевты - максималисты: они принципиально против работы на низких логических уровнях.Наученные же их во всех смыслах горьким опытом, НЛП-терапевты остаются на том логическом уровне, на котором клиент формулирует свой запрос: если нет желания, нет чувства необходимости испытывать страх и горнее отчаяние, а просто хотелось бы по-другому реагировать на те или иные ситуации, энэлписты работают на уровне поведения или способностей и возможностей клиента. Когда сковывают ограничивающие убеждения, они работают с ними. Однако если в процессе терапии возникает такая потребность, существуют техники, позволяющие вывести клиента на любую высоту - бытия, самоидентификации, миссии, идеала ("Путешествие к глубинному ядру" и хождение по "логическим уровням" Бейтсона, "Кубик" Дилтса и встреча со своим предназначением на "линии жизни"). Из экзистенциальной модели НЛП-терапии близки идеи активной жизненной позиции, ответственности клиента за изменения в себе и в мире вокруг него, осознания им уникальности своей личности и жизненного пути.Экзистенциальное пространство отлично от физического, и терапевту сначала важно понять, в каком экзистенциальном пространстве живет его клиент. Отмечен феномен сужения экзистенциального пространства до границ кризисной ситуации, что является показателем острого психического стресса. При изменении личностной стратегии и жизненных обстоятельств экзистенциальное пространство может опять расшириться. Этот эффект, как и всякое расширение границ свободы, кажется иным клиентам слишком опасным. Экзистенциальное время тоже не идентично времени физическому. Прошлое в этом времени - большое конструируемое воспоминание, будущее - проект, набросок того, что ждет впереди, а также проект самого себя. На нынешнее самоощущение влияет как сами эти проекты будущего, так и уверенность человека в том, что они сбудутся. Эти идеи экзистенциальных психологов находят широкое практическое применение в НЛПНЛП оперирует понятием пространства на разных логических уровнях. Успех проявляется в изменении субъективного пространства человека и связанных с этим ощущений. Прошлое можно менять в процессе сессии, смещая акценты личностного восприятия. В возможностях НЛП-терапии - обучение грамотному проектированию будущего и уверенному движению человека к нему.В идеале, после прохождения экзистенциальной терапии, клиент должен стать автономным, независимым, ответственным, живущим здесь-и-теперь, не делящим свои переживания на положительные и отрицательные. Ощущение жизни для него не окрашено в черные или белые цвета, оно - предельно индивидуально, его нельзя передать другому. Формирование такой "экзистенциальной" личности не входит в число задач НЛП-терапии - это путь, рассчитанный на годы. Работая в методе НЛП, мы в силах лишь дать человеку верный импульс, а выбор, каким ему быть и каким стать, остается за ним самим.В этой связи стоит вновь вспомнить о позиции Виктора Франкла, создателя логотерапии или терапии смысла, прошедшего несколько фашистских концлагерей и умершего, тем не менее, в 90 лет. Он пришел к выводу, что способность человека выживать в самых страшных обстоятельствах зависит не столько от его физического потенциала, сколько от того, насколько он чувствует смысл той ситуации, в которую попадает. Если он ощущает этот смысл во всей полноте, то не деградирует, а может подняться чуть ли не до уровня святости. По Фрейду, человек движим стремлением к удовольствию, по Адлеру - к превосходству, по Франклу - волей к смыслу. Но, в отличие от Юнга, с точки зрения Франкла этот смысл не внутри, а вне человека. Его можно обрести в другом индивиде, в продукте труда или в религии. Трагедией для личности является ее неспособность, "выйдя из себя", увидеть этот смысл, отчего возникает ощущение пустоты. Психолог может помочь его увидеть. Пример - работа В.Франкла с мужчиной, страдавшим после смерти горячо любимой жены. Терапевт предложил ему такую формулу: "Ваши страдания - возможность не страдать ей". В мире НЛП этот ход назвали бы рефреймингом на очень высоком логическом уровне. Или иной случай - импотенцией мужчина страдает оттого, что думает не о женщине, которую, скорее всего, и не любит, а боится оказаться несостоятельным. В качестве психотерапевтической интервенции Франкл использует метод дерефлексии (иными словами, меньше в себе копаться) и парадоксальной интенции - "перевертыша" (это когда, скажем, клиенту при бессоннице предлагается сделать все возможное, лишь бы" не заснуть). С точки зрения энэлпистов, этот пример очень удачен в качестве демонстрации модели терапии человека с мета-программой "нет". Виктор Франкл также много писал о целительной роли юмора, дающего нам ощущение свободы. И НЛП не мыслит работы без юмора.Американская гуманистическая психология заимствует некоторые элементы из европейского экзистенциализма, но гораздо более оптимистична. В бихевиоризме и психоанализе считается, что личность стремится к равновесию (снять напряжение, уравновесить стимул реакцией). Гуманистические же психологи понимают человека как существо, стремящееся не только к определенности, но и к неопределенности, то есть к выходу из равновесия: человек творит, он меняет ситуацию. Главное условие терапии Карла Роджерса - полное принятие клиента, чего не дали ему его родители, главные элементы психотехнологии - приемы активного эмпатического слушания и приемы отзеркаливания. В результате клиент становится все больше тем, что он есть на самом деле, все чаще в высказываниях и поступках опирается на собственный, а не на чужой опыт, опять возвращается к организмическому оцениванию, но уже на более высоком уровне. Роджерианцы верят в саморазвитие процесса и после сессии. В НЛП тоже отпускают клиента в ресурсном состоянии, подразумевая продолжение творческих изменений. Понятие "неконгруэнтности" взято НЛП у гуманистической терапии, заимствованы у нее и приемы "отзеркаливания" - не только в переносном (лингвистическом), как у Роджерса, но и в прямом, физическом смысле (раппорт), что создает для клиента атмосферу безопасности и абсолютного принятия.Фредерик Перлз объединил в своем подходе к терапии идею целостности из гештальтпсихологии, учение о защитных механизмах - из психоанализа (который, правда, очень ругал), ролевые игры со стульями - из психодрамы. Для него вопрос "как?" гораздо важнее, чем вопрос "почему?". Попытки найти истинную причину - бесполезны и только уводят от решения проблем. Истинная жизнь - здесь и сейчас, это поток настоящего. Не надо заставлять клиента специально вспоминать прошлое: то, что актуально сейчас, всплывет само. В НЛП тоже не занимаются причинами без крайней необходимости. К прошлому клиента обращаются лишь тогда, когда он сам указывает, прямо или косвенно, на некое событие минувшего, как на причину своего нынешнего состояния. Идея значимой фигуры, выделяемой клиентом на жизненном фоне, побудила НЛП-терапевтов более внимательно присмотреться к характерным особенностям ее кодировки в психике - субмодальностям. "Субмодальный перекос" в фигуре - важный момент диагностики. Для того чтобы человек мог расстаться с проблемной ситуацией (завершить гештальт), в техниках НЛП можно работать и с характеристиками самой фигуры. Изменения ее субмодальной организации могут являться тестом проделанной работы. При прояснении проблемной ситуацией (или сновидения) Перлс предлагает клиенту, дабы завершить гештальт, побыть разными компонентами ситуации, которые человек проигрывает от первого лица: эта техника "пустого стула", взятая из психодрамы, как мы уже говорили, активно используется и в НЛП. В гештальттерапии, как нигде, популярна работа с частями личности, что энэлписты используют очень часто. Состояние "здесь и сейчас" принято в НЛП как эталонное для терапевта во время работы. К сожалению, демонстративная нелюбовь моих коллег к теории, по всей видимости, унаследована также от Перлза.Создавая психосинтез, Роберто Ассаджоли опирался на холистический подход Маслоу, экзистенциальную психологию, психоанализ, индуистскую философию и парапсихологию - словом, подошел к делу комплексно. Акцент в психосинтезе делается на пробуждение, развитие человека и нацеленность его воли в будущее. Радость при позитивных творческих переживаниях - необходимое условие работы. Практикуется использование методик трансформации и направления психических энергий, укрепления и разработки слабых, неразвитых функций, а также активации энергий сверхсознания и скрытых способностей. Ведется целевая реконструкция собственной личности. Психосинтез - движение сознательной самости к идеальной самости. В работе присутствуют четыре стадии: 1.Глубокое познание собственной личности. 2.Контроль за элементами собственной личности (в НЛП - обязательный компонент). 3.Постижение своей истинной самости, т.е., выявление личностного центра, который сейчас выполняет объединяющую роль, или создание такого центра (в НЛП - в зависимости от запроса). 4.Собственно психосинтез - новая организация личности вокруг нового центра (в НЛП - в зависимости от запроса). Последователи Ассаджоли работают с частями личности, занимаются исследованием субличностей и взаимодействием с ними, ведут поиск нужности той или иной части, субличности. Психосинтетические техники разговора с Мудрым Старцем или со Старой мудрой Женщиной позаимствованы у Юнга. Излишне говорить: все перечисленное очень близко идеологии и технологии нейро-лингвистического программирования, только НЛП больше ориентировано на будущее и помогает клиенту формировать будущее прямо сейчас, активно живя и действуя в настоящем. В целом НЛП работает ближе к повседневной жизни, бытовым неурядицам людей, хотя берет техники, переводя их на свой язык, как и психосинтез, из всех возможных источников.Когнитивная психотерапия чрезвычайно структурирована, однако при этом в ней практически отсутствует теория. Терапевт сконцентрирован на проблеме и направлен на достижение реального результата, что роднит его с коллегой от НЛП. В фокусе работы - мыслительные процессы, т.к. несчастными нас делают не сами стрессы, а наше отношение к ним. Клиент подробно информируется о том, каким расстройством он страдает и как оно называется, насколько оно распространено, как обычно протекает, как лечится, какова статистика исцелений. Он узнает, что такое когнитивная терапия и когнитивная модель. После такой подробной теоретической части терапевт говорит, что все беды человека - от автоматических мыслей, и в этом нет никаких сомнений: "науке давно известно, что, меняя мысль, можно изменять аффект и способ поведения". И затем пациента учат улавливать негативные мысли, оценивать их и конфронтировать с ними. Как мы видим, с НЛП здесь много общего. Отличие когнитивной терапии прежде всего в том, что в начале работы обязательны подробное интервью с клиентом и клиническая диагностика его состояния. Кроме того, во время сеансов он должен тщательно конспектировать и дома перечитывать записи. Собственно же работу с негативными мыслями ведут, как в психосинтезе, с помощью заполнения специальных табличек, которые составляет как пациент, так и терапевт. Так начинается психотерапевтическая атака на убеждения, кроющиеся за автоматическими мыслями. Обязательны домашние задания, которые нужны, чтобы у клиента выработался навык самостоятельно справляться со своими проблемными состояниями. Один из наиболее видных когнитивных психотерапевтов Арон Бек (США) открыто берет в помощь приемы из психодрамы, гештальттерапии, бихевиоральной школы при сохранении когнитивного стержня. Общее с НЛП - единый язык описания, интегративный подход, центрированность на проблеме и на достижении результата. Отличие - когнитивная терапия походит на "ученическую" модель с постоянным записыванием и корпением над домашними заданиями. Упор в ней делается на сознание, на интеллект клиента, тогда как в НЛП принято больше полагаться на творческую работу бессознательного.История психотерапии наглядно демонстрирует, что с любой проблемой можно сработать в техниках любой из школ, и, если есть контакт между психотерапевтом и клиентом и найден доступ к нужным ресурсам, - успех обеспечен, независимо от того, какой методики, долгосрочной или краткосрочной, придерживается терапевт. Что же объединяет все психотерапевтические школы, и без чего ни одна из них не может обойтись? Александр Сосланд отвечает так: общее - это процесс разрушения старых и создания новых связей ("дизвинкция" и "конвинкция").В классическом гипнозе терапевт внушает клиенту, что "что-то уходит прочь" (разрыв связи), а что-то присоединяется.В когнитивной и поведенческой терапии связи только разрываются.В психоанализе связь между симптомом и обстоятельством заменяется связью между симптомом и ранним впечатлением. Осознание получает статус целительного действия. (Юнг мог искать связи с травматической ситуацией, которая свершилась в юрском периоде).Для действенной терапии формирование новых связей требуется не всегда, но разрыв старых связей просто необходим. Если все же новая связь формируется, она замещает разорванную. Собирая информацию, мы обрабатываем ее таким образом, чтобы создать проект, пригодный для разрыва старых связей и установления новых.В истории психотерапии прослеживается трансформация соотношения между измененным состоянием сознания и деятельностью по установлению и разрушению связей ("винкцией"). В гипнозе переход от этапа наведения измененного состояния сознания к винкции достаточно груб: "Ваши руки - теплые и тяжелые, вы лежите на пляже" Теперь ваш мозг подготовлен, и я внушаю, что ваш страх перед трамваями уходит прочь. Теперь при виде трамвая вы совершенно спокойны". В рациональной психотерапии клиенту говорят: "В этом случае вы не правы, а правы, когда делаете вот так. Вам не следует думать, что, если от вас ушла жена, то жизнь кончена". Это - примеры распорядительной винкции.В психоанализе транс возникает от самой ситуации: лежа на кушетке, я говорю все, что приходит в голову. Инсайт (видение ситуации в целом, проникновение в некую глубинную связь) может случиться, а может и нет. В этом, последнем случае аналитик возвращается к распорядительной винкции - интерпретации. Но делает это тоньше, чем в гипнозе, поэтому клиент относится к ней благосклоннее.При аллюзивной винкции (намек, метафора) клиент мягко подводится к тому, чтобы связь между симптомом и некими коррелятами была обнаружена, разомкнута и, возможно, создана новая. НЛП практикует аллюзивную винкцию плюс создание винкционной ситуации (введение в измененное состояние сознания), когда клиент сам устанавливает нужные ему связи.Психоаналитик из США Лестер Люборски говорит о психотерапевтических школах словами Алисы Льюиса Кэрола: "Все победили и всем надо дать по призу", т.е. все нынешние методы душевного целительства более или менее эффективны и не существует преимуществ одного перед другим. Наш пациент сам выбирает себе терапию в соответствии со своей жизненной философией.Но и терапевт выбирает или создает направление "под себя", в соответствии со своей жизненной философией. И затем клиентам психоаналитиков почему-то снятся только психоаналитические сны, и все они, рано или поздно (в зависимости от того, сломлено ли "сопротивление"), признают в себе комплекс кастрации и асоциальные влечения. Юнгианские пациенты грезят мандалами, архетипическими образами и готовы вместе с доктором стремиться к Самости. А вслед за Адлером они осознают в себе чувство неполноценности и волю к власти"Терапевт не может взглянуть на человека "чистым и незамутненным взором": сталкиваясь с пациентом, он склонен видеть в симптомах нечто большее, чем сами симптомы. И если целитель к тому же обладает мощной харизмой, то встает вопрос, не дает ли человек своему терапевту избирательную, адресную информацию, бессознательно желая в своих проявлениях и в динамике выздоровления соответствовать его ожиданиям?В новейшей истории наблюдается тенденция к расширению терапевтического пространства. Мир юнгианской психотерапии намного крупнее, чем в классическом психоанализе. Карл Роджерс не смог простить Фрейду, что тот затолкал человека в темный угол, где для него, погрязшего во влечениях и инстинктах, нет просвета. Для трансперсоналов, воспитанных на Юнге, Тейяре де Шардене, человек существует в космосе и испокон веков. Они не могут согласиться, что в рамках видимого мира можно хоть что-то в реальной жизни объяснить, ибо все ответы - либо в прошлых воплощениях души, либо в проявлениях Абсолютного Разума.НЛП свойственно проявлять свою экспансию не в патографии (т.е. в создании биографий великих людей или в описаниях поведения литературных героев с точки зрения своей теории), как иные школы, а в заимствовании эффективных техник из всех направлений. Соответственно, у него есть выбор, в каком масштабе работать. Для НЛП не свойственно слишком сильно расширять пространство своего клиента "без нужды", когда от него нет запроса. Если работа идет правильно, мир человека, безусловно, становится больше, но в комфортных для него размерах. Главное - создать на психотерапевтической сессии атмосферу безопасности и защищенности, и бессознательное клиента остановится там, где ему на данном этапе необходимо на какое-то время остановиться.В заключение надо заметить, что в большинстве случаев психотерапевтические методы формируются на хвосте актуальных философских дискурсов, как дань философской моде.Фрейд, например, относил себя к позитивистам, которые, в свою очередь, ощущали свое родство с логиками античности. Это Шопенгауэр, Ницше, Андре Бергсон с его "жизненным порывом""Возникновение экзистенциально-гуманистического направления психотерапии оказалось возможным только после выхода в свет в 1927г. книги М.Хайдегера "Бытие и время""Бихевиорально-когнитивная школа вышла из физиологического материализма и рационалистического подхода"Трансперсональная психотерапия выросла из философии Юнга, Пьера Тейяра де Шардена, парапсихологии и эзотерики...Психотерапия везде и во все времена складывалась из философской школы и клинической реальности. В любом ее направлении подспудно происходит некая идеологическая конфронтация между психотерапевтом и клиентом. И как бы мы ни пытались воздействовать только на его симптом, мы все равно воздействуем на его мировоззрение. При этом в наши кабинеты редко заглядывают те, кто абсолютно устойчив и непоколебим в своей вере: чаще всего наш клиент находится в поисках своего нового мира, даже если он и пытается еще цепляться за привычные ценности и рамки. Или человек просит оказать помощь, находясь в тяжелом эмоциональном кризисе. В обоих случаях его внушаемость повышена. И Юнг, и экзистенциалисты подчеркивали эталонную роль психолога в терапии - как модели для клиента. Мы, энэлписты, как никто знаем о магическом воздействии раппорта и о возможностях трансляции через него модели мира. Поэтому психотерапевту нужно бы сознавать, в каком субъективном мире он живет, во что верит и, соответственно, какую модель мира индуцирует своему клиенту. Любого обучающегося НЛП во всяком случае с младых ногтей учат: "Вселенная, в которой мы живем, - сфера дружественная".Список использованной литературы1. Адлер А. "Практика и теория индивидуальной психологии". М., 1995. 2. Ассаджоли Р. "Психосинтез: теория и практика". М., 1994. 3. Вовк А.И."Методология преобразующего взаимодействий", доклад на конференции "Многомерный мир НЛП: методология и моделирование", июнь, 1999, Санкт-Петербург. 4. Гартли Д. "Размышления о человеке, о его долге и упованиях"// "Английские материалисты 18 века", собр. произв., т.2, М., 1967. 5. Гринфельд М. "Методология НЛП и новая гуманитарная парадигма", доклад на конференции "Многомерный мир НЛП: методология и моделирование", июнь, 1999, Санкт-Петербург. 6. Декарт Рене, сочинения в 2-х т., "Мысль", М., 1989. 7. Демокрит. Тексты. Перевод, Исследования., "Наука", Ленингр. отд., Ленинград, 1970. 8. Джеймс У. "Существует ли сознание"// "Новые идеи в философии", М., 1913, кн.4. 9. Жане П. "Психический автоматизм", М., 1913. 10. Кьеркегор С. "Страх и трепет", М., "Республика", 1993. 11. Кюльпе О. "Введение в философию и современная психология мышления"// "Новые идеи в философии", СПб., 1914, "16. 12. Леви-Стросс К. "Структурная антропология", М., 1983. 13. Лейбниц Г.В., сочинения в 4-х т., "Мысль", М., 1989. 14. Лейтс Г. "Теория и практика. Классическая психодрама Я.Л.Морено", М., "Прогресс", 1994. 15. Локк Дж. "Избранные философские произведения", т.1-2, М., 1960. 16. Маковецкий А.О. "Софисты", вып.1-2, Баку, 1941. 17. Маслоу А.Г. "Мотивация и личность", "Евразия", СПб., 1999. 18. Перлз Ф. "Гештальт-подход и Свидетель терапии", М., 1996. 19. Платон, соч. в 3-х т., "Мысль", М., 1971. 20. Райх В. "Функция оргазма", "Университетская книга", АСГ, СПб.-М., 1997. 21. Роджерс К. "Становление человека", М., 1998. 22. Руссо Ж.Ж. "Избранные сочинения", т.1-2, М., 1961. 23. Сосланд А. "Фундаментальная структура психотерапевтического метода или как создать свою школу в психотерапии", М., "Логос", 1999. 24. Спиноза Б. "Избранные произведения", т.1-2, М., 1957. 25. Франкл В. "Человек в поисках смысла", М., "Прогресс", 1990. 26. Фрейд А. "Психология и защитные механизмы", М., "Педагогика-Пресс",1993. 27. Фрейд З. "Я" и "Оно"// "Избранное", "Внешторгиздат", М., 1989. 28. Хорни К. "Невротическая личность нашего времени. Самоанализ", "Прогресс", М., 1993. 29. Цвейг С. "Врачевание и психика. Месмер, Бекер-Эдди. Фрейд", М., Политиздат, 1992. 30. Allport F.H. "Social psychology", Boston, 1924. 31. Beck A.T. "Cognitive therapy and emotional disorders" 1976, American Book, N.-Y. 32. Binswanger L. "Einfuhrung in die Probleme der allgemeinen Psychologie", Springer, Berlin, 1922. 33. Boss M. "Von der Psychoanalyse sur Daseinanalyse", Europa-Verlog, Wien, 1979. 34. Fonegy P. "Thinking about Thinking: Some Clinical and Theoretical Considerations", Int. J. Psychoan., 1991. 35. Kernberg O.F. "Object Relations Theory and Clinical Psychoanalysis", N.-Y., Jason Aronson, 1976. 36. Lewin K. "A Dynamic Theory of Personality", N.-Y., 1953. 37. Luborsky L., Grits-Christoph P. et al. (1986) "Do therapists vary much on their success?" American Journal of Orthopsychiatry". 38. The Freud-Yung Letters. W. McGuire, ed. London, Hogarth, 1974.

18.09.2000
(опубликована на сервере 18.09.2000)



Смотрите также

Соблазнительная реальность НЛП


Комментарии к материалу


Новая реплика


Гость 28.06.06 07:31
Заголовок:
Текст:

Ник:  Пароль:  
Новый пользователь


<> <>

(c) Международный Центр современных психотехнологий, Шугалей Елена 1996-2006  center@humans.ru

Программное обеспечение и хостинг Коммунивер.сеть